Научно-популярные новости и всякости от Кимури

16:30 

Кимури
В теорию эволюции не надо верить - ее надо знать
Социальные сети – упущенный шанс?

Сетевое общество, сетевая экономика, сетевая культура… Очень многие возлагали и продолжают возлагать надежды на то, что сетевые технологии сделают мир лучше. Но раздаются и скептические голоса. Сеть деградирует и превращается в копию оффлайнового общества. Продолжится ли эта деградация дальше – зависит от разработчиков сетевых решений и от того, каким решениям отдадут предпочтение пользователи. Свою позицию на этот счет аргументирует для читателей блога «Идеи из будущего» ИТ-предприниматель Дмитрий Гончаров.



Предприниматель, специалист и менеджер в сфере информационных технологий. Имеет более 20 лет опыта работы в области информатики и связи. Прошел карьерный путь от монтёра телефонной станции до ИТ-директора крупной компании. Сфера профессиональных интересов: автоматизация производственного планирования. Сфера научных интересов – информационно-психологическая безопасность. Первый в Республике Беларусь организатор образовательных мероприятий в стиле TED.

– Дмитрий, в своем аккаунте в «Фейсбуке» вы пишете, что Сеть деградирует и превращается в Иерархию. Из чего вы делаете такой вывод?
– Давайте сначала определимся, какие признаки могут свидетельствовать о деградации Сети, ее возврате к Иерархии. Иерархия – более простая структура, чем Сеть. В ней меньше связей. Значит, для превращения Сети в Иерархию нужно некоторые связи Сети разорвать. А если разорвать нельзя – то сделать эти «лишние» связи неважными, незначимыми, слабыми. Добиться, чтобы через них не проходили никакие сигналы, даже если эти связи физически существуют.

С технической точки зрения такое упрощение структуры иногда необходимо. К примеру, сетевые протоколы STP и DNS на самом деле основаны на иерархии. Однако отделить технические аспекты от социальных можно лишь на низких, «железных» уровнях сетевого взаимодействия. А на высоких уровнях абстракции техническое и социальное образуют единую систему. В этой системе целое не сводится к сумме его частей. И любое изменение принципов работы техники – неизбежно влияет на социум.

Теперь давайте перейдем к конкретным примерам.

Довольно долго основным средством общения в Сети была электронная почта. Ее структура – полностью сетевая. Все пользователи и все сервера совершенно равноправны. Кто угодно может отправлять почту кому угодно, равно как и получать. Более того, чтобы установить свой собственный почтовый сервер и подключить его к общей системе, вам не нужно спрашивать разрешения у кого-то. Вы просто можете это сделать, и ваш сервер будет работать, потому что так устроена система в целом.

А теперь попробуйте установить свой собственный сервер «Фейсбука». Это невозможно в принципе. Во-первых, Марк Цукерберг вам этого не разрешит. Во-вторых, даже если бы и разрешил, вы все равно не смогли бы этого сделать по техническим причинам. Таким образом, несмотря на то, что Фейсбук называется «социальной сетью», он имеет централизованную структуру: вся связь осуществляется через facebook.com. То есть, обычная электронная почта имеет больше прав называться «социальной сетью», чем «Фейсбук».

Другой пример. Интернет изначально построен на гипертекстовых документах, то есть текстах с перекрестными ссылками. Но сегодня интернет-ссылки практически утратили функцию гиперссылок – то есть отсылок к другим текстам – и стали выполнять чисто техническую функцию навигационных кнопок. Лишь немногие авторы за пределами научного мира по-прежнему используют гиперссылки для связи с другими статьями, которые могут быть интересны и полезны читателю, если тот пожелает углубиться в тему. Функция ссылок в «Фейсбуке» совсем не та же самая, что в «Википедии». В вашей ленте каждый день появляется множество ссылок – но они никак не связаны между собой по смыслу. Фактически, это случайная выборка из всего опубликованного вашими друзьями.

Строго говоря, в этом примере Сеть еще не превращается в Иерархию. Скорее, осмысленная, разумная Сеть становится хаотичной, беспорядочной, теряет свою ценность.

Теперь давайте рассмотрим чисто социальную сторону вопроса. Есть ли у вас в «друзьях» в том же Фейсбуке незнакомые люди? У многих есть. Например, какие-то знаменитости. Но если вы с этим человеком ни разу не разговаривали, то никакой социальной связи между вами на самом деле нет. И вообще, интерес к известным и выдающимся людям – феномен реального мира, а не Сети. В связях интернета лишь воспроизводится структура иерархических отношений, существующих в обществе. Но в том-то и проблема!

Наверное, многим кажется нормальным и правильным, что интернет становится «зеркалом жизни». Но дело в том, что при этом утрачиваются те свойства и возможности интернета, которые делали его уникальным явлением. Интернет был интересен и полезен именно потому, что обладал уникальными, необычными свойствами. Он давал человечеству то, чего в обычной жизни не было. Он позволял построить отношения иначе – не так, как в повседневных ситуациях. Мы, люди, сконструировали иной мир! Теперь же мы редуцируем его до копии мира, существующего испокон веков. И эта копия никогда не сравнится с оригиналом.

– Когда и как, по-вашему, это началось? Пройдена ли точка невозврата?
– Вообще говоря, в разных «культурных слоях» интернета это происходило в разное время. Существует точка зрения, что англоязычный интернет стал деградировать по причине большого притока новых некомпетентных пользователей еще в сентябре 1993 года (так называемый «Вечный сентябрь»). То есть всего через год после того, как правительство США разрешило коммерческое использование Сети. Но, на мой взгляд, наиболее серьезные проблемы вызваны приходом в интернет рекламного бизнеса.

Интернет-реклама радикально изменила механизмы распространения информации в Сети. Раньше, чтобы ваше сообщение получило известность, от вас требовалось сообщить нечто важное, значимое. Теперь же достаточно просто заплатить. Кроме того, рекламный бизнес стал привлекать в Сеть новую – в основном, неподготовленную – аудиторию. Сеть стала преподноситься не столько как источник информации, сколько как источник развлечений. Мотивация пользователей стала совсем другой. Вернее, они вообще перестали быть «пользователями», а Сеть перестала быть инструментом. Мы прекратили «заходить в интернет» намеренно, целенаправленно. Теперь мы там всегда – и без конкретной цели. На мой взгляд, все дальнейшее является как раз выражением этой самой бесцельности.

Что касается, точки невозврата, то, на мой взгляд, следует говорить не о возможности/невозможности, а о легкости/трудности и элитарности/массовости. Техническая возможность для равноправного общения, конечно же, сохранится. Но она «не делает погоды».

Боюсь, что точка невозврата пройдена в другом отношении. Пока интернет был уникальным явлением, он мог претендовать на суверенитет – жить по своим законам и не признавать законы, установленные правительствами государств реального мира. Он был «параллельным пространством» и это действительно было пространство свободы слова.

Но как только мы стали переносить в интернет все явления общественной жизни, нам пришлось распространить на него и государственное регулирование. Я знаю, что это очень непопулярная мысль, да и меня самого она не радует. Но – увы. Мы привели в интернет большое количество людей, которые не хотят признавать в Сети никаких правил – ни установленных государствами, ни установленных самой Сетью. Многие из них вообще не знают, что у Сети есть (впрочем, уже надо говорить «были») какие-то правила. Им никто никогда об этом не сообщал. Мы привели этих людей в интернет, чтобы там им что-то продавать, и никогда не предъявляли к ним никаких требований. Мы просто хотели, чтобы их стало как можно больше.

Отказавшись предъявлять требования к новым пользователям, Сеть сама лишила себя суверенитета. Мы стерли границу между Сетью и жизнью, и это вовсе не хорошо. Теперь правила будут устанавливаться извне Сети и не в ее интересах.

– Не кажется ли вам, что дело не только и не столько в технологиях, восстанавливающих иерархию, а в людях? В том, что критическая масса людей не готова брать на себя нужную меру ответственности – и воспроизводит иерархические отношения в Сети?
.

.
– Нет, не кажется. При этом я могу согласиться с тем, что многие люди не готовы брать на себя ответственность, а вместо этого предпочитают быть пассивными потребителями. И с тем, что в Сети воспроизводится структура отношений реального мира. Но я не уверен насчет причинно-следственных связей между этими явлениями. И уж точно не следует сваливать всю вину на конечных пользователей.

Универсальный закон природы – принцип наименьшего действия. И энергия, и люди в повседневных ситуациях движутся по пути наименьшего сопротивления. Наши коммуникационные инструменты могут способствовать одним формам коммуникации, делать их более легкими – и препятствовать другим. Система, коммуникационная среда может быть устроена так, чтобы поддерживать возникновение и развитие определенного типа отношений. Меняя интерфейс системы, можно влиять на коммуникативное поведение пользователей.

Если ваша база данных имеет ограничение на размер сообщения, это неявным образом влияет и на ваш образ мышления. Коммуникация через длинные тексты совсем не такая, как через короткие. Лев Толстой не смог бы написать «Войну и Мир» в «Твиттере». А если вы не можете сохранить черновик написанного – вы неизбежно будете выдавать более поспешные и менее обдуманные высказывания. Наличие на интернет-сервисе инструментов рисования дает гораздо большую свободу самовыражении, чем возможность выбора из заданного набора картинок.

Конечно, я мог бы сказать, что «дело в людях» – но в ком именно? Есть по крайней мере две совершенно разных группы людей: «плывущие по каналу» и «копающие канал». В канале легко плыть по течению, но трудно или невозможно двигаться в какую-то иную сторону. Было бы неверно упрекать тех, кто плывет по течению «не туда» – и при этом закрывать глаза на то, что канал был кем-то намеренно выкопан в этом направлении.

– Вопрос: что делать? Видите ли вы в интернете примеры «правильно организованных» сетей – которые могли бы стать альтернативой тому же «Фейсбуку»?
– Альтернативные сервисы, конечно, есть. Просто основной массе пользователей они неизвестны, и СМИ о них редко пишут. Более того, некоторые из этих альтернатив существуют гораздо дольше, чем «модные» коммерческие сети.

Но давайте уточним: «правильно организованных» для кого? Мы уже пришли к выводу, что большинство пользователей находится в Сети бесцельно. А «для того, кто не знает, куда плывет, нет попутного ветра». Если вы не знаете, зачем вы в Сети, то преимуществ одной системы перед другой для вас нет. Вам все равно. А если вы пришли в Сеть «чисто поразвлечься», тогда вас вполне устроят и «общепринятые» соцсети.

Но если вы чувствуете, что не помещаетесь в узкие рамки одного профиля в «Фейсбуке» –попробуйте сеть RedMatrix, в которой пользователь может иметь несколько независимых профилей. Вместо Google+ – использовать распределенную сеть Disapora* (собственно, именно у нее Google позаимствовал концепцию «кругов»). Вместо Twitter вы можете пользоваться Quitter и установить на своем сервере удобный вам лимит размера сообщений. Вместо Skype и Viber никто не мешает использовать IRC и Jabber, придуманные гораздо раньше. И так далее.

Однако все это пригодится вам лишь в случае, если вы относитесь к интернету как к среде своего обитания, а не как к игровой консоли.

– Как, на ваш взгляд, могли бы выглядеть «идеальные сетевые решения», которых пока не существует? На каких принципах они должны быть построены и в чем будет их отличие от нынешних?
– С технической точки зрения идеальное решение было предложено Дэвидом Васкевичем еще в 1980-е годы: каждому пользователю сети необходим свой собственный сервер. Не просто веб-сайт, а именно сервер. Даже самые сложные сайты, по сути своей, пассивны. Они работают только тогда, когда кто-нибудь «зайдет» на них. И они работают «на того, кто зашел». Сервер же способен на «активные действия» в интересах своего хозяина, а не сторонних посетителей. Например, Васкевичу сервер представлялся неким аналогом личного секретаря, который, к примеру, может договариваться о встречах от имени хозяина.

К сожалению, у нас пока нет «коробочных решений» – простых в установке домашних серверов. Я представляю себе уровень сложности подобного решения примерно равным уровню сложности автомобиля. Вы не обязаны уметь чинить свою машину полностью самостоятельно, но чтобы управлять ею и обслуживать ее, все-таки нужны определенные знания и навыки. Но это нас не отпугивает, ибо польза от автомобиля компенсирует усилия, потраченные на обучение в автошколе. Примерно таким же должен быть и домашний сервер – сложным, но полезным.

Что касается возможностей социальных сетей, то в том же «Фейсбуке» отсутствуют некоторые совершенно очевидные функции. Например, я не могу отсортировать список друзей по дате знакомства с ними. Я не могу написать видимый только мне комментарий, напоминающий о том, при каких обстоятельствах я познакомился с данным пользователем. Если кто-то вдруг надолго исчез из Сети, я хотел бы получить сообщение «Эй, твой друг куда-то пропал, позвони ему, узнай, все ли в порядке» – но такой возможности тоже нет. Я хотел бы изменить интерфейс «Фейсбука» и разделить ленту сообщений на несколько раздельных потоков по ключевым словам – конечно же, это тоже невозможно.

Резюмируя, можно сказать, что «идеальное сетевое решение» – это такое решение, в котором оператором сети являются сами пользователи. Собственно, это воплощение концепции «Идеального конечного результата» из ТРИЗ – «сети» как некоего отдельного, специального сервиса или сайта нет вообще. Есть именно сеть связей между серверами, каждый из которых «олицетворяет» кого-то, какого-то конкретного человека.

– Что, все-таки, на Ваш взгляд, интернет необратимо изменил к лучшему? На что люди в любом случае смогут опираться при построении более совершенного общества?
– Владимир Познер когда-то сказал, что того, кто хоть раз в жизни пробовал шоколад, уже невозможно убедить, что шоколада не существует. Необратимость имеет место в сознании людей. Мы, люди, уже привыкли к возможности иметь доступ ко всем знаниям человечества, ко всем памятникам культуры и искусства. К возможности общаться со всем миром в реальном времени. И мы уже не откажемся от этого никогда. Для нового поколения эти возможности — неотъемлемая часть жизни; для них «так было всегда». Даже если в силу каких-то катаклизмов Интернет окажется полностью или частично разрушен, мы его восстановим во что бы то ни стало.

Что касается построения более совершенного общества с помощью Сети, то это сложный вопрос. История нас учит, что искусственные попытки усовершенствования общества ни к чему хорошему не приводили. Тем не менее, есть несколько принципов, которым мы могли бы следовать.

Первый принцип: «Люди, будьте людьми!». В социальном смысле слова мы считаем человеком не того, кто просто принадлежит к биологическому виду Homo Sapiens, а того, кто ведет себя определенным образом и овладел определенным набором знаний. Если те существа, которые пользуются Сетью, не будут людьми в указанном смысле, нас ничто не спасет.

Второй принцип – «Обратная связь». Как известно из кибернетики, положительная обратная связь усиливает сигнал, отрицательная – ослабляет. Если бы я был психологом-бихевиористом, то вместо «обратная связь» я сказал бы «подкрепление». То есть, следует поощрять то, что хорошо, и игнорировать то, что плохо. Это может показаться банальностью, но на самом деле мы так поступаем редко. Самый вопиющий пример, это конечно, история Стива Джобса, которого все стали благодарить и восхвалять — на следующий день после его смерти. Говорить людям «спасибо» за те или иные поступки следует, пока они еще способны услышать эту благодарность. Необходимо поощрять друг в друге достойное, конструктивное, «хорошее» поведение в Сети, чтобы оно считалось нормой.

И третий принцип: «Быть фильтром». Это примерно то же самое, что и обратная связь, но не по отношению к людям, а по отношению к информации. Не распространять дезинформацию – самое очевидное применение этого принципа. Но есть и более тонкие моменты. Представьте себе, что вы можете использовать кнопку «Поделиться» только пять раз в день. Какими сообщениями вы поделитесь? Первыми пятью? Самыми важными? Самыми забавными? Используете все пять или обойдетесь тремя? Все это, во-первых, влияет на происходящее в Сети, а во-вторых, говорит кое-то и о вас. Все мы являемся фильтрами для информации, и нам стоит быть «хорошими» фильтрами — распространять значимые и достоверные сообщения.

– Что должно измениться в обществе, чтобы возникла критическая масса «сетеориентированных» людей?
– Во-певых, ваш вопрос навел меня на мысль, что для изменения ситуации более важно препятствовать негативным явлениям, чем продвигать некое предопределенное «позитивное решение». Иными словами, в Сети должно быть разрешено все, что не запрещено. В противном случае мы получаем ситуацию, сходную с попыткой «построить коммунизм» – организовать общество по предопределенной схеме, которая кажется идеальной, но таковой не является.

Во-вторых, мы должны признать, что пошли не по тому пути. Для получения «идеального конечного результата» нужно не добавлять что-либо новое, а наоборот, убирать лишнее.

Какие же негативные явления нужно пресечь? Прежде всего, нужно предотвратить превращение сетевого общества в примитивную толпу. А есть факторы, которые способствуют именно этому. Вот некоторые примеры.

В соцсетях есть известный механизм «Возможно, вы знакомы», который предлагает вам новых «друзей». Работа этого механизма основана на так называемом «замыкании триады Грановеттера»: если субъекты А и Б знакомы с В – значит, у них между собой есть что-то общее и им стоит познакомиться.

Все бы хорошо, но этот механизм порождает кластеры, в которых все знакомы со всеми. Если вы попали в такой кластер, то ваше окружение неявно навяжет вам свои социальные нормы. Не соблюдать их будет практически невозможно: социальное давление слишком велико. Происходит «слипание в однородную массу».

А ведь соцсети, наоборот, могли бы предлагать вам новых друзей по совсем другим критериям: увеличивая, а не уменьшая разнообразие ваших социальных связей. И социальные эффекты были бы совсем другими.

Вот другой пример. Вы задаете в Сети какой-то вопрос и получаете набор ответов, которые могут противоречить друг другу. Кому верить? Если вы ничего не знаете о тех людях, что вам ответили, то выберете ответ, который «больше понравился». То есть вы задаете вопрос не тому, кто может знать на него правильный ответ, а тому, кому его удобнее задать. Это пример классической схемы «поиска ключей под фонарем».

И здесь я должен высказать еще одну непопулярную мысль: мы должны «уничтожить свободу слова». Разумеется, не об истинной свободе слова я говорю, а о той пародии не нее, которую мы сейчас имеем. Пора вспомнить, что свобода слова никогда не означала свободы лжи, клеветы, оскорблений. «Говорить кому угодно что угодно» — это скорее свобода шума, чем свобода слова.

Ожидалось, что осмысленные публикации будут иметь больший резонанс в сети. Но мы стали определять важность сообщений по формальным, а не по смысловым признакам. Мы забыли, что смысл сообщения не находится в самом сообщении, а возникает в процессе его интерпретации читателем. Поэтому «качество читателя» имеет большое значение.

– Какие характерные черты, на ваш взгляд, будут присущи «сетевому гражданину» будущего?
.

.
– Вряд ли я смогу выдать полный перечень таких качеств или навыков, или упорядочить их по важности. Ведь большинство качеств «сетевого гражданина» – это просто качества хорошего гражданина, порядочного человека с активной жизненной позицией. Кроме того, просто перечислить эти характеристики недостаточно. Каждую из них придется объяснять отдельно. Вот мы с вами говорили об ответственности, но даже это слово не всем понятно. Для многих «ответственность» – синоним слова «наказание», как в выражении «уголовная ответственность». И лишь для некоторых ответственность означает осознание причин и следствий собственных поступков.

Поэтому для начала я поступлю «от противного» – оттолкнусь от тех качеств, которых у «идеального сетевого гражданина» быть не может. Например, часто приходится сталкиваться с утверждением «Никто никому ничего не должен». Сторонники этой позиции даже имеют свое «священное писание»: «Атлант расправил плечи». Коллективизм же сейчас не в моде, он считается «коммунистическим пережитком». Но это уж точно не та точка зрения, которая должна быть свойственна «идеальному сетевому гражданину».

Невозможно представить нашего «идеального жителя Сети» без способности осознавать себя частью этой самой Сети – огромной, превосходящей нас по размерам и, возможно, по разуму. Без способности относиться к другому человеку – незнакомому, невидимому – как к равной себе личности. Без умения понимать, что хорошо и что плохо не только для себя, но и для другого. Для всех. Похоже, всему этому нужно специально учиться. «От природы» у нас таких способностей нет, их необходимо в себе сознательно развивать.

Во-вторых «идеальный сетевой гражданин» не может быть марионеткой в чужих руках – в том числе в руках провайдеров сетевых услуг. Иначе он не сетевой гражданин, а раб Сети. Отсюда следует, во-первых, необходимость обладать таким качеством, как воля — то есть, способность принимать самостоятельные решения. О таком явлении, как интернет-зависимость, уже известно всем, но безвольный, зависимый пользователь Сети – это явно не наш идеал.

В-третьих, необходимо иметь хотя бы базовые знания о том, как устроена Сеть с инженерной точки зрения. Говорят, что программирование – это новая грамотность. Цель не в том, чтобы превратить всех пользователей Сети в профессиональных программистов. Важно каждому предоставить возможность самостоятельно контролировать все, что с ним происходит в Сети.

ideas4future.info/2015/09/02/socialnie_seti_-_u...

@темы: Техника, Разное, Люди, Всякий хай-тек

Комментарии
2015-10-08 в 20:17 

Remi Lark
Главное ведь, чтобы незнакомые люди в интернете были тобой довольны
Интересная статья. Спасибо )

     

главная