Научно-популярные новости и всякости от Кимури

00:54 

Кимури
В теорию эволюции не надо верить - ее надо знать
Исторически в западной и других культурах в Средние века и тем более раньше материнство отнюдь не было основным предназначением женщины. Главной задачей всей семьи или того или иного человеческого коллектива было элементарное выживание, поэтому материнство не давало женщине никаких индульгенций, она должна была продолжать работать так же, как и все остальные. Нам легко это представить в какой-нибудь российской крестьянской семье, где ребенка просто клали в борозду и шли жать, убирать, косить и так далее. Было не так важно, как он выживет, главным было выживание всей семьи. Соответственно, те дети, которые рождались в период жатвы, умирали чаще всего, потому что маленькому ребенку на самом деле нужен уход. Еще во второй половине XIX века смертность на первом году жизни у родившихся в июле, особенно в северных российских губерниях, доходила до 80%.

В Европе первые изменения этой ситуации наблюдались в Средние века в богатых, в знатных семьях. Надо было родить наследника, но все равно важно было служить роду, подчиняться мужчине, то есть материнство никакого особого статуса женщине не давало. Какой-то особый статус и какие-то особые занятия, связанные с материнством, начали появляться в эпоху Возрождения. Впервые стало понятно, что если мать вкладывает в ребенка какие-то усилия, особенно в его образование, воспитание (естественно, сына на тот момент), то получается более ресурсный и удачливый в дальнейшем человек. И, в общем, это имеет смысл делать. Но для того, чтобы мать могла это делать, надо было тогда уже вкладываться и в образование девочек, то есть надо было еще давать образование матери.

Квинтэссенцией этой идеологии стал Жан-Жак Руссо, который сам на самом деле был ужасный childfree.

То есть у него, возможно, были дети, может быть, и не его, и он их всех сдавал в приют. Но тем не менее он создал идеологию интенсивного материнства. Тогда был обычай сдавать детей кормилицам, очень часто при этом просто отсылая их в деревню от самой матери, потому что главное ей было остаться жить около своего мужа и выполнять свои какие-то социальные функции скорее жены, члена своей социальной группы и так далее, а вовсе не матери. А Руссо сказал: «Нет, вы должны кормить их грудью сами, вы должны их воспитывать, вы должны их растить, должны учиться понимать, что собой этот ребенок представляет, и вы должны его делать человеком». Среди многих образованных женщин, в основном дворянок, возникла мода на эту идею и в Европе, и в России. К концу XIX века, до Фрейда, она была господствующей, то есть стала идеалом материнского поведения. Мать должна была, во-первых, рожать детей, во-вторых, должна была заниматься их воспитанием, кормить (сама или нет — были варианты), и она должна была распознать талант этого ребенка и решить, что с ним делать, каким будет его будущее, как бы угадать это. Это и был интенсивный эффект. То есть мать должна была уделять ребенку очень много времени, много усилий и в меру всех своих возможностей, напрягая все свои ресурсы: образование, способности и так далее. Соответственно, никакой возможности все это инвестировать в собственную работу, в собственную карьеру не предполагалось. Но в те времена этого и не могло быть.

[Феномен чайлдфри в обществе]
Феномен чайлдфри в обществе
Социолог Ольга Исупова о влиянии образа жизни на желание иметь детей, европейском типе брачности и философии чайлдфри
Я читала дневник одной русской дворянской матери, у которой было много детей. Она описывала, как всегда ошибалась. У нее были две дочери и два сына, и они все стали ее врагами, хотя она посвятила им всю себя. Это классическая история, мы, наверное, сами очень много таких слышали в жизни, потому что, в принципе, типаж так и остался. Она считала, что одна из ее дочерей не рождена для замужества и для материнства, и поэтому надо ее образовывать, она там будет работать — допустим, будет учительницей. Фактически больше ничего в те времена образованная женщина делать не могла. А другая, наоборот, будет матерью и выйдет замуж. Получилось все совершенно наоборот, то есть та, которую она растила для того, чтобы она не вышла замуж, просто сбежала из дома и вышла замуж за кого попало, очень сильно потом обижалась на свою мать за все, в том числе за то, что она ее ничему не научила, что было бы полезно для такой жизни. А та, которую она растила для замужества, замуж не вышла и стала директрисой школы, и тоже все время жаловалась, что у нее недостаточно образования. Аналогичное у нее произошло с двумя сыновьями. Это сразу показывает ограниченный и смешной характер такого образа, тем не менее он популярен у ряда женщин. Хотя после Фрейда этот образ был высмеян и свергнут с пьедестала, но ощущение, что материнство — основное предназначение женщины, что это подвиг, связано с этой идеологией, которую я сейчас описала.

Фрейд, а точнее даже его последователи, — он сам про женщину, про мать очень мало говорил, — показал это как всепожирающую мать. Такая материнская власть, слишком большое право на принятие решения о чужой судьбе, наверное, не очень оправдано, потому что в результате этот образ стал терять популярность. Одновременно стал нарастать феминизм, женщины стали хотеть больше жить своей собственной жизнью, и сначала они вообще отказывались от того, чтобы рожать детей, особенно те, которые были знакомы с психоанализом. Они думали: «Нет, в этой роли я быть, конечно, не хочу», особенно если они были детьми таких женщин, то есть у них в результате создавался очень негативный образ материнства. В 60-е годы вторая волна феминизма отказалась от материнства, они сказали, что материнство — это плохо по разным причинам, в частности потому, что оно слишком много забирает от женщины и ничего ей не дает, а если она все-таки становится матерью, она угнетает своих детей. А потом третья волна феминизма, ближе к 80-м годам, его немного реабилитировала. Появилась, например, книга Адриенны Рич Of Woman Born: Motherhood as Experience and Institution, где основным постулатом было, что как institution, как социальный институт, материнство очень угнетает женщин, а как личный опыт это может быть очень хорошо, но просто на это надо смотреть с точки зрения того, что это может дать самой женщине. Это было в русле идеи домашних натуральных родов, того, что ты сама решаешь, что ты будешь делать.

postnauka.ru/video/38481

@темы: История, Разное, Психология, Люди

   

главная